Нефть с убытком. Ссора с Россией опустошит карманы Белоруссии
16.01.2019 01:39

1694

Предновогодние переговоры Александра Лукашенко и Владимира Путина не привели к какому-либо решению. Белорусский лидер хотел добиться от Путина компенсации, чтобы покрыть выпадающие в результате налогового маневра в нефтяной отрасли доходы бюджета. Суть проблемы проста. В России с 1 января продолжился налоговый маневр в нефтяной отрасли. Налог на добычу полезных ископаемых ежегодно увеличивается, а экспортная пошлина на нефть уменьшается. К 2024 году экспортная пошлина обнулится, и вся фискальная нагрузка перейдет «на скважину», т. е. будет выражаться в возросшем НДПИ. В результате маневра стоимость нефти на российском рынке возрастет до мирового уровня, а значит, она увеличится и для Белоруссии. Ведь суть «белорусского экономического чуда» в том, чтобы покупать нефть по низким, внутрироссийским ценам, а продавать нефтепродукты в Европу по мировым.

 

Использование указанной схемы позволяло белорусской экономике чувствовать себя довольно хорошо. Но для России настали трудные времена: санкции, скачки цен на нефть и другие проблемы заставляют власти искать дополнительные поступления в бюджет. Одна из мер — сам налоговый маневр. Предполагалось, что возрастет налогооблагаемая база, а значит — и поступления в бюджет. А для того, чтобы стоимость нефтепродуктов на внутреннем рынке не приблизилась к европейским ценникам, российские НПЗ получат компенсацию из бюджета — «демпферную надбавку».

 

В середине года Москва была согласна предоставить и белорусским НПЗ аналогичную субсидию, но в виде перечисления из российского бюджета в бюджет Белоруссии. Это позволило бы сделать схему дотирования белорусской экономики прозрачной. Минск же настаивал на сохранении статуса-кво: сделайте так, чтобы нефть шла по низким ценам, а там мы сами разберемся.

 

Лукашенко привержен тактике давления на Москву, угрожая тем, что если дотации Белоруссии будут сокращаться, то Россия потеряет единственного союзника. Хотя формально от факта дотаций белорусский президент открещивается и даже заявлял, что «белорусы подавились бы», если бы за время независимости Россия предоставила бы его стране $100 млрд субсидий. К сожалению, достоверно подсчитать объем субсидирования со стороны России можно только с 1 января 2010 года, так как более ранние данные отсутствуют в системе Белстат. Субсидией можно назвать то, что нефть из России в Белоруссию поступает по ценам ниже тех, по которым наша нефть сорта Urals продается на внешние рынки. Соответственно, можно подсчитать разницу в ценах, а дальше эту разницу умножить на объем поставки, и так каждый месяц до октября 2018 года включительно.

 

Получается, что если бы в 2017 году Белоруссия покупала нефть по рыночным, мировым ценам, то потратила бы на $1,84 млрд больше. Важно отметить, что скидки и субсидии в виде пониженной стоимости нефти Белоруссия получает именно за счет выпадающих доходов российского бюджета. «Скидка» на российскую нефть получается за счет того, что с поставляемого объема российские компании не уплачивают экспортную пошлину в российский бюджет. Поэтому нефтяные компании при поставках в Белоруссию не страдают, недополучает только государственный бюджет. И чем дороже стоит нефть на мировых рынках, тем больше разница цен при поставке в Белоруссию и тем больше недополученная сумма для российского бюджета.

 

Например, максимальная среднегодовая цена на баррель Urals была в 2012 году $110,52. Тогда, в апреле, разница цен при поставках в Белоруссию и на мировой рынок достигала $66 за баррель, т. е. 57,2%. Таким образом, с января 2010 года по октябрь (включительно) 2018 года Россия продала Белоруссии нефти с убытком для своего бюджета в размере $44,99 млрд. А ведь это только 8 неполных лет, а не «время независимости», о котором говорил Лукашенко.

 

Еще одним видом субсидирования белорусской экономики является инструмент «перетаможки». О нем Владимир Путин и Александр Лукашенко договорились в апреле 2017 года «Перетаможка» представляет собой направление в белорусский бюджет экспортных таможенных пошлин на нефть на 6 млн т нефти в год. Если предположить, что перечисления идут от равного объема нефти в месяц (0,5 млн т), то получается, что в 2018 году Белоруссии было передано $770,9 млн. За весь 2017 год при таком расчете Беларуссия должна была получить $520,45 млн. Если же перечисления начались только с мая 2017 года, то — $346,2 млн. Суммарно «перетаможка» за 2017-2018 годы дала Белоруссии от $1,117 до $2,191 млрд. Но налоговый маневр ежегодно будет уменьшать этот инструмент субсидирования, и к 2024 году он иссякнет.

 

Угрозы Лукашенко найти альтернативного поставщика нефти не новы. Все случаи закупки нефти у других стран являлись акциями «устрашения» с целью заставить Россию пойти навстречу по тем или иным вопросам. Но никто кроме России нефть Белоруссии со скидкой не продавал, только на рыночных условиях. Сама известная и продолжительная закупка нефти в Венесуэле продолжалась с мая 2010 года по июнь 2012 года. Купив в итоге 3,4 млн т венесуэльской нефти, Белоруссия потратила на $1,13 млрд больше, по сравнению с тем, если бы купила аналогичный объем в России за тот же период.

 

С августа 2016 по июнь 2017 года Белоруссия закупала нефть в Казахстане, получая ее транзитом через Россию. Эта акция стоила Минску только $4,8 млн упущенной выгоды, так как суммарный объем закупки казахской нефти составил 108,6 000 тонн. Подобные «страшилки» имели сомнительный эффект, поэтому Минск стал делать проще: в 2016 году и в 2017 году белорусские компании покупали нефть у Азербайджана и Ирана и продавали ее в Европе, не прокачивая ее до белорусских НПЗ. Зато публично можно было говорить о том, что Белоруссия нашла альтернативного поставщика нефти.

 

Вот и нынешнее предложение Лукашенко закупать нефть через прибалтийские порты выглядит довольно странным. Покупать нефть Белоруссия может у любой страны и доставлять ее либо через Украину, либо через Прибалтику, либо, как показала практика, даже через Россию. Но цена будет рыночная. А из более дорогой нефти получатся дорогие нефтепродукты, а значит, при их реализации на внешних рынках Минск получит меньшую прибыль, чем при реализации нефтепродуктов, полученных из дешевой российской нефти. Причем убытки для белорусской экономики будут гораздо больше, чем потери от российского налогового маневра.

 

Для исправления ситуации Белоруссии стоит прекратить давить на Москву. Причем требования в газовой сфере стоит отложить, так как тут выгода Минска меньше, чем от льготных цен на нефть. Низкие цены на российский газ дали Белоруссии с 2010 года по октябрь 2018 года возможность сэкономить $22,7 млрд по сравнению с ценами для стран дальнего зарубежья (считая страны Европы) и $9,6 млрд (с 2010 по 2017 гг.) по сравнению со средней ценой «Газпрома» для стран бывшего СССР.

 

Российское руководство фактически перечислило, что может сделать Минск для сохранения системы субсидирования. Меры можно разделить на политические и экономические. К первым относятся: признание Крыма частью России, независимости Абхазии и Южной Осетии. К экономическим можно отнести: прекращение транзита санкционных продуктов, экспорт нефтепродуктов через российские порты, продажа Новополоцкого и Мозырского НПЗ российским компаниям. Причем продажа оставшегося у Белоруссии пакета акций Мозырского НПЗ выглядит вполне действенной мерой. В случае продажи завода «Роснефти» (ей уже принадлежит доля в предприятии) Минск получит мощного лоббиста своих интересов. В любом случае Лукашенко придется что-то отдать: активы или часть суверенитета — это уже его выбор. А обещания защищать Россию от военной угрозы с запада в эпоху ракетных технологий уже не удовлетворяют Москву.

 

Источник: forbes.ru.

 
 

Сейчас на сайте

Сейчас  116 гостей  и  5 пользователей  онлайн

  • ReeceMoorn
  • покровские ворота

Опрос

Какой экзамен Вы собираетесь сдавать?

Базовый - 55.3%
Серия 1.0 - 18.8%
Серия 2.0 - 1.5%
Серия 3.0 - 3.2%
Серия 4.0 - 7.2%
Серия 5.0 - 9.2%
Серия 6.0 - 1.8%
Серия 7.0 - 3%

Всего голосовало: 1650