Царство пессимизма. Почему в России страх начать свой бизнес больше, чем в Африке
03.03.2018 01:16

1560

Концентрация на рисках, а не возможностях — давно известная русская национальная черта. Условия для ведения бизнеса, неприкосновенность частной собственности и вероятность банкротства в той же Африке гораздо выше, чем в России. Но мы отказываемся это видеть.

 

По приезду в Гарвард для учебы в магистратуре я встретился с многочисленным русскоговорящим сообществом. Свои к своим тянутся, и уже через неделю я был на первом барбекю русских студентов Массачусетского технологического института на берегу реки Чарльз, разделяющей Кембридж и Бостон. Уже на этой встрече я был поражен горящими глазами приехавшей всего за год до меня девушки из Сибири, которая полвечера рассказывала мне о возможностях для молодых развивающихся компаний в финансовой сфере. Как приличный человек я, конечно, кивал в ответ, но как человек из российского корпоративного мира все время задавал про себя вопрос: «Ты-то куда? Ты же никогда не занималась этим! Знаешь, какие это риски? Вас тут всех, в Америке, подкармливают что ли чем-то?» Через год я был сооснователем двух собственных стартапов.

 

За три года учебы и работы в Гарварде я посетил множество конференций с участием успешных предпринимателей с многомиллионным или даже миллиардным состоянием. Один вопрос звучал из зала на каждом мероприятии: «Как? Как вы это сделали? Если бы вы могли дать один совет, каким бы он был?» Независимо от различий в сфере деятельности, возрасте и характере выступающих предпринимателей, их ответы на этот вопрос были практически идентичны.

 

«Самое важное — это не сдаться по пути. Послушайте, по мере создания и развития бизнеса вы столкнетесь с бесконечными сомнениями и проблемами. Начнем с того, что нет идеального времени, чтобы начать бизнес. У вас никогда не будет ни времени, ни достаточного капитала, так что если вы решите откладывать до лучших времен, то эти времена не придут никогда. Ваши друзья и родственники будут вас не понимать, девушка или жена требовать стабильности и заработка. Если ваш продукт действительно прорывной, то идея не будет очевидна потенциальным инвесторам, так что будьте готовы к нескольким десяткам, если не сотням отказов. Клиенты не будут хотеть пробовать непроверенный продукт, а государственное регулирование попытается задушить вас в зародыше. Вам миллион раз будет хотеться сдаться, потому что бесконечные трудности с развитием бизнеса будут говорить вам, что сами небеса сговорились против вас. Самое сложное и самое важное для предпринимателя — верить в свое детище, несмотря ни на что».

 

Такой подход разительно отличается от российского, когда потенциально успешные предприниматели придумывают себе тысячи аргументов, почему им не стоит даже и пробовать. Называются любые реальные и воображаемые причины. Тут тебе и «если б у меня был капитал», и списание на «поделенность поляны» без попыток поиска путей обхода, и страх перед санэпидемстанциями и пожарными (как будто они кого-нибудь когда-нибудь останавливали), и перед «отжимом» бизнеса силовыми структурами в случае успеха (как будто кто-нибудь из рассказывающих эти страшные истории или их знакомых имел когда-либо с ними дело). Реальные возможности не замечаются или принижаются, потенциальные проблемы часто придумываются или преувеличиваются. Чаще всего о сложностях ведения бизнеса можно услышать от тех, кто никогда и не пробовал его начинать. Индивидуальные разбросанные географически и во времени случаи проблем бизнеса преподносятся как системная проблема. Для любой неудачи еще до ее наступления, как правило, уже готово объяснение: мне не дали / не обеспечили / не помогли. Чего бы добились те миллиардеры-предприниматели с таким настроем?

 

Концентрация на рисках, а не возможностях — давно известная русская национальная черта. Эта черта еще более усиливается при неадекватной оценке риска, когда «у страха глаза велики». Так, согласно одному из ведущих рейтингов предпринимательства Global Entrepreneurship Monitor, страх неудачи является барьером для начала своего дела для 45% россиян. При этом только 18% россиян видят возможности для создания хорошего бизнеса и только 28% считают, что у них достаточно навыков для того, чтобы начать свое дело. Для сравнения, в среднем в африканских странах страх неудачи является барьером только для 25% потенциальных предпринимателей, 64% видят хорошие возможности для создания бизнеса, а 72% африканцев считают свои навыки достаточными для успешности в бизнесе. Возможно, из-за этого в ближайшие три года в Африке планируют начать свой бизнес 47% опрошенных, в то время как в России всего 2%. При этом очевидно, что условия для ведения бизнеса, неприкосновенность частной собственности и вероятность банкротства в целом в Африке гораздо выше, чем в России. Но мы отказываемся это видеть. Самобичевание — наше кредо. Цитируя декана экономического факультета МГУ Александра Аузана, «наиболее распространенная религия в России не православие, а пессимизм».

 

Экономическая наука уделяет огромное внимание человеческим ожиданиям, вплоть до объяснения через ожидания богатства или стагнации стран. Если вы ожидаете подвоха от продавца или покупателя — вы не заключите с ними сделку и тем самым не создадите добавленную стоимость. Если вы не ожидаете возврата от инвестиций, то никогда их не осуществите, а отсутствие инвестиций — это отсутствие будущего. Нерешительность при создании или развитии собственного бизнеса работает так же: нет продукта, значит, нет рабочих мест и добавленной стоимости. Во всех этих случаях бедность в результате несостоявшейся экономической активности не позволит инвестировать в развитие институтов и инфраструктуры для дальнейшего роста. В результате порочный круг только подтвердит негативные ожидания пессимиста: «Смотрите, ничего в этой стране не растет, я же говорил!»

 

Но ожидания работают и в обратную сторону — порочный круг может быть кругом благоденствия. В таком случае вера в возможность достижения результата приводит к максимальным усилиям и большим инвестициям в будущее. Ведь оптимист верит в это будущее, может себе его вообразить, «пощупать». Неудивительно, что такое отношение к делам приводит к достижению цели. В науке о менеджменте даже существует отдельное направление исследований, изучающее чрезмерный оптимизм предпринимателей (как правило, американских). Цифры показывают, что предприниматели из США также неадекватно оценивают риски бизнеса, как и их русские коллеги. Только не в сторону пессимизма, а оптимизма, — вся статистика говорит о том, что сделать успешный бизнес в США в несколько десятков раз сложнее, чем считают начинающие американские предприниматели. Ученые давно и пока безуспешно пытаются объяснить этот феномен чрезмерного оптимизма американцев, приносящий дивиденды стране уже много десятилетий.

 

Сложившийся в России консенсус по поводу бесперспективности любых начинаний и нахождения внешних причин для собственных неудач наверняка приведет к тому, что это статья вызовет скепсис. Это знакомое ощущение. По возвращении в Россию, рассказывая о своих стартапах, я тоже читал в глазах своих друзей: «Ты-то куда? Ты же никогда не занимался этим! Знаешь, какие это риски? Вас там, в Америке, всех подкармливают что-ли чем-то?»

 

Источник: forbes.ru.

 
 

Сейчас на сайте

Сейчас  56 гостей  и  2 пользователей  онлайн

  • MadMax
  • eevalleylawr

Опрос

Какой экзамен Вы собираетесь сдавать?

Базовый - 55.3%
Серия 1.0 - 18.8%
Серия 2.0 - 1.5%
Серия 3.0 - 3.2%
Серия 4.0 - 7.2%
Серия 5.0 - 9.2%
Серия 6.0 - 1.8%
Серия 7.0 - 3%

Всего голосовало: 1650